Новости

ЭХОНОМИКА

ЭХОНОМИКА

В ГОСТЯХ: Владимир Левченко, экономический обозреватель

ВЕДУЩИЕ: Маша Майерс, Алексей Нарышкин

А.Нарышкин: 7—45. «Разворот» продолжается на «Эхе». Маша Майерс, Алексей Нарышкин. Владимир Левченко с нами. Доброе утро!

М.Майерс— Да, Володь, доброе утро! Мы сейчас обсуждали тут историю про то, что в России хотят запретить строительство апартаментов и что это значит. Я предположила, что это девелоперское лобби. Может быть у тебя есть какая-то версия на этот счет?

В.Левченко— Я сомневаюсь на счет того, что это девелоперское лобби. Единственное, что действительно много таких средних и малых компаний строительных, они занимались строительством апартаментов, это стоит дешевле их построить и соответственно они потом тоже дешевле. В конечном итоге они из-за налогов и так далее получаются насколько-то дороже в эксплуатации, но на коротком промежутке времени, если кто-то покупает и живет не навсегда, а с целью продать через 5 или 10 лет, это получается немного выгоднее, чем квартира, но там есть куча своих нюансов. Так как это история более дешевая, соответственно если их запрещают, вместо них будут строить квартиры, квартиры стоят дороже, соответственно это в целом поднимает среднюю стоимость квадратного метра.

А.Нарышкин— Так кто выиграет? Выиграют строители получается крупные большие, которые могут себе позволить строить целые микрорайоны по человеческим стандартам, со школами, с площадками…

М.Майерс— Да, но и по другой цене.

В.Левченко— Да, выиграют крупные строители, выиграет Росстат, в целом выиграет власть, потому что это сразу даст вам дальнейшее удорожание жилье, как мы сказали, то есть поднимет номинальный ВВП. О чем у нас все дружно отчитаются, скажут, смотрите как здорово, вот ВВП растет, опять та же история…

А.Нарышкин— Это все Хуснуллин, я знаю, все Хуснуллин.

В.Левченко— Тут много нюансов. Я уже говорил достаточно давно на самом деле, что мы находимся в начале серьезного многолетнего роста цен на активы и на недвижимость в нашей стране. И если фондовый рынок, понятно, он скорее всего скорректируется куда-то, но вряд ли очень сильно, то недвижимость вряд ли будет дешеветь, что бы там риелторы не говорили на эту тему. Цена на недвижимость зависит от 2 больших ключевых факторов, 3. Самое главное — денежная масса, она просто в космос растет рекордными темпами вообще за безумное количество времени. Соответственно денег все больше и так далее. Дальше есть курс рубля. Курс рубля пока никуда не падает, но в любом случае люди уходят от денег. И реальные доходы населения. Реальные доходы населения, так как они очень долго валяются НРЗБ, то есть любое движение реальных доходов населения наверх, у правительства нет вариантов, они в любом случае пойдут в ближайшее время на повышение номинальных зарплат. У нас и так есть индексация пенсий, зарплат чиновников, силовик так далее. Они в любом случае это сделают. Как только тем же всем госслужащим и госпредприятиям, а это вся наша экономика, все остальное мелочь, если 10 лет назад у нас была какая-то негосударственная экономика, то сейчас ее выжгли каленым железом, не под ноль, конечно, это невозможно, но сократилась она весьма существенно.

Читайте также  10 богатейших семейных кланов России — 2019

Поэтому когда три четверти экономики, людям говорят, смотрите, мы вам там каждый год будем плюс минус индексировать зарплаты на 10 или 15%, все, мы сразу понимаем, те люди, которые там высчитывали, может я не сведу концы с концами, если возьму ипотеку, они тут же побегут эту ипотеку брать, это усилит тенденции. И зависимость стоимости квадратного метра от фондового рынка, она очень четкая. Если мы увидим, что какой-то из этих индикаторов сильно отрывается от другого, как мы видели в 2014, начале 2015 года, когда недвижимость резко выросла в рублях, а фондовый рынок в рублях снизился или остался на том же месте по сути. Так же мы видели это в 2007-2008 годах. Когда фондовый рынок уже не притормаживал, а темпы роста недвижимости ускорялись. Потом недвижимость упала с опережением. То же самое мы видим сейчас. Недвижимость стояла в течение почти 6 лет на одном месте, а фондовый рынок за это время сильно вырос, прям сильно. И этот гэп составляет сейчас несколько десятков процентов.

М.Майерс— Ого!

В.Левченко— И фондовый рынок пока, мы видим, в рублях никуда падать не хочет. Соответственно цена на квадратный метр в любом случае будет его догонять. Плюс все подобные истории, которые мы видим и эскроу эти, апартаменты. Они повышают издержки. Они в любом случае они толкают наверх себестоимость.

Я сейчас, знаете, с чем столкнулся, мне эта история тоже предстоит, мне люди, которые делают ремонт, они говорят, что у всяких рабочих, которые выполняют строительные работы, из наших соседних республик, их стало сильно меньше…

М.Майерс— Границы закрыты, очевидно.

А.Нарышкин— Не, не, подожди, а как стало сильно меньше? Они же уехать не могут. Я прохожу иногда перед посольством Таджикистана здесь, в центре Москвы, и там месяца 2 или 3 стоят металлические рамки, потому что таджики, они не могут вернуться на родину, и продлевают свои, просят, умоляют продлить им эти разрешения на работу и визы.

В.Левченко— То, что ты сейчас сказал, это некая локальная история, понимаешь.

А.Нарышкин— Возможно.

В.Левченко— Я говорю со слов людей, которые сталкиваются с этой проблемой. Причем это не единичная ситуация. Границы не закрыты совсем…

Читайте также  Как ужиться с грязной стройкой по соседству

А.Нарышкин— Помнишь, Маш, мы с тобой месяц назад говорили про Самару, где периодически границы открывают…

М.Майерс— На границе с Казахстаном.

В.Левченко— Поэтому здесь такая на самом деле история. Поэтому все это действительно дальше будет толкать цены на квадратный метр вверх. То есть здесь линейно, нелинейно, это неважно. Глобально, еще одно подтверждение того, что я говорил, что мы в тренде такого роста цен на недвижимость.

Еще один очень важный фактор, про который я говорил, завершим тему с недвижимостью на этом, что у нас с пиков 2008 года квадратный метр подешевел примерно в 2 с половиной раза. Тогда он стоил 6,5 тысяч долларов в Москве средний. Сейчас 2,5. Во всем мире, во всем, за это время минимум на 50% цены выросли. Вот получаем вам колоссальнейший гэп. И как в начале 2000-ых сюда шел международный капитал не только в фондовый рынок, но и в квадратный метр, цены выросли, точно так же и сейчас этот капитал пойдет, не глядя ни на какие риски.

А.Нарышкин— А вывод главный из этой всей истории с недвижимостью, хорошее время для покупки квартиры или жилья любого, загородом, уже оно прошло? То есть дальше все будет дороже?

В.Левченко— Нет, почему прошло? В том то и дело, что оно дальше будет дорожать.

А.Нарышкин— Ну, я и говорю, если дорожать, значит менее привлекательно будет.

М.Майерс— Надо на минимуме…

В.Левченко— Минимумы были, правильно, но если не купить сейчас, то через несколько месяцев будет дороже, а потом еще дороже и так далее.

А.Нарышкин— Хорошо.

В.Левченко— Это говорит о том, что мы в начале большого тренда, я же сказал. Поэтому, возможно, через месяц можно будет купить чуть дешевле, но я в этом не уверен. Поэтому если есть такая необходимость или что-то в таком духе, то лучше действительно выбирать сейчас, а не ждать, думая, что мы сейчас находимся в некой стадии пузя. Это вообще никак не похоже на пузырь.

Что похоже на пузырь действительно сейчас, даже не на пузырь, а просто на такие некие экстремумы, это то, что происходит с биткоином, к примеру. Он вновь стремится к историческим максимумам, до них осталось менее 10%, больше 18 тысяч дают за единицу. Вот что происходит, когда печатается бесконтрольное количество денег. В экономику эти деньги пойти не могут, потому что экономике они не нужны, кто бы там нам не рассказывал какие сказки, поэтому они идут на финансовый рынок. На финансовый рынок они, конечно, приходят, но приходят от безысходности, потому что падающая экономика приводит, как минимум, к стагнации корпоративной прибыли, глобально, поэтому зачем вам покупать акции компании, хотя люди этого не понимают, не хотят понимать, у которой через энное количество лет прибыль как была, так и останется на том же уровне, это в лучшем случае, а риски обесценивания денег тоже большие.

Читайте также  Natura 2000: как Кипр уничтожает собственную природу

Поэтому деньги и идут в биткоины. Даже богатейшие люди тоже туда вкладываются, так как совокупная капитализация рынка криптовалют. В общем, символическая, я имею в виду по сравнению со всеми остальными гиперпузырями, то приток денег туда может продолжиться. Но в моменте мы видим, что уровень, есть такой индекс страха и жадности, он уже на рекордных, зашкалил всевозможные. Соответственно мы в любой момент можем увидеть резкую коррекцию на этом рынке. А если мы все-таки увидим хотя бы небольшое сдутие пузыря в ценах на глобальные активы, понятно, что пузырь в крипте…

М.Майерс— И биткоин подешевеет?

В.Левченко— Да, он, безусловно, подешевеет, да. Но глобально это новый актив и в условиях стагфляции, безусловно, да, как бы альтернативы практически нет, что называется. Поэтому такую историю видим.

М.Майерс— Слушай, скажи, пожалуйста, а вот история с тем, что Россия собирается предложить свою программу золотых паспортов ,это что попытка деньги привлечь в очередной раз? Это нам зачем? То есть когда Кипр из этого пытается вылезти, Россия в это хочет войти?

В.Левченко— Нет, Кипр из этого вылезти не пытается, просто Кипру, с одной стороны, безусловно, нужны деньги, Кипр живет этим, с другой стороны, на него давит Евросоюз…

М.Майерс— Ну, да, не отмываете, понятно.

В.Левченко— Да, если вы деньги привлекаете, то пусть это будут деньги кошерные, а что касается нас, безусловно, это хорошая идея, это привлечение денег, а самое главное, привлечение людей, что нам очень важно, потому что из нашей страны в течение, практически всегда уезжают самые лучшие кадры и увозят, естественно, деньги. Поэтому если взять и просто так объявить программу золотых паспортов, наверное. Для галочки найдут несколько человек и покажут, что вот мы сделали, как у нас Депардье в свое время пиарили, который из гиперналогов во Франции типо убегает сюда. Но для этого надо менять условия жизни, прежде всего.

М.Майерс— Ну, да, чтобы было много желающих.

В.Левченко— Частная собственность и закон.

М.Майерс— Володь, частная собственность и закон, да, я просто повторяю, потому что у нас Skype сигнал немножко проваливается по уровню звука.

Сейчас 7 часов 56 минут. Владимир Левченко, экономический обозреватель. Спасибо большое! Мы вернемся чрез час, то есть он вернется через час, а мы гораздо быстрее.